среда, 29 августа 2012 г.

Марафон день девятый. Михаил Кузмин

Михаил Кузмин (1875-1936)

(Из Александрийских песен)
                     ***
                     Что за дождь!
                     Наш парус совсем смок,
                     и не видно уж, что он - полосатый.
                     Румяна потекли по твоим щекам,
                     и ты - как тирский красильщик.
                     Со страхом переступили мы
                     порог низкой землянки угольщика;
                     хозяин со шрамом на лбу
                     растолкал грязных в коросте ребят
                     с больными глазами,
                     и, поставив обрубок перед тобою,
                     смахнул передником пыль,
                     и, хлопнув рукою, сказал:
                     "Не съест ли лепешек господин? "
                     А старая черная женщина
                     качала ребенка и пела:
                     "Если б я был фараоном,
                     купил бы я себе две груши:
                     одну бы я дал своему другу,
                     другую бы я сам скушал".
                    ***
                     Кружитесь, кружитесь:
                     держитесь
                     крепче за руки!
                     Звуки
                     звонкого систра несутся, несутся,
                     в рощах томно они отдаются.
                     Знает ли нильский рыбак,
                     когда бросает
                     сети на море, что он поймает?
                     охотник знает ли,
                     что он встретит,
                     убьет ли дичь, в которую метит?
                     хозяин знает ли,
                     не побьет ли град
                     его хлеб и его молодой виноград?
                     Что мы знаем?
                     Что нам знать?
                     О чем жалеть?
                     Кружитесь, кружитесь:
                     держитесь
                     крепче за руки!
                     Звуки
                     звонкого систра несутся, несутся,
                     в рощах томно они отдаются.
                     Мы знаем,
                     что все - превратно,
                     что уходит от нас безвозвратно.
                     Мы знаем,
                     что все - тленно
                     и лишь изменчивость неизменна.
                     Мы знаем,
                     что милое тело
                     дано для того, чтоб потом истлело.
                     Вот что мы знаем,
                     вот что мы любим,
                     за то, что хрупко,
                     трижды целуем!
                     Кружитесь, кружитесь:
                     держитесь
                     крепче за руки.
                     Звуки
                     звонкого систра несутся, несутся,
                     в рощах томно они отдаются.

понедельник, 27 августа 2012 г.

Марафон. День восьмой. Юнна Мориц

Юнна Мориц
***

Мое созвездье - Близнецы,
Моя стихия - воздух.
Меркурий, сердолик, среда
Приносят мне удачу.
И, как считают мудрецы,
Такой расклад на звездах -
Что в среду или никогда
Я что-нибудь да значу.

Меркурий плавает во мгле,
А сердолик - в Тавриде,
А на земле - моя среда
Приносит мне удачу.
И в среду - я навеселе,
Я в среду - в лучшем виде,
Ах, в среду или никогда
Я что-нибудь да значу!

И если кто-нибудь отверг
В издательстве мой сборник,
Когда была я молода
И жизнь вела собачью, -
Так значит, было то в четверг,
В четверг или в во вторник, -
Ведь в среду или никогда
Я что-нибудь да значу.

Когда в один из прочих дней
Я стану легким светом,
Где в роге Млечного Пути
Пылает спирт созвездий, -
Тогда я напишу ясней
Об этом же, об этом, -
Откройся, третий глаз, прочти
Мои благие вести!


***
Я цветок назвала - и цветок заалел,

Венчик вспыхнул, и брызжет пыльца.
Птицу я назвала - голос птицы запел,
Птенчик выпорхнул в свет из яйца.

День и час назвала - и, как здесь повелось,
Этот день наступил, этот час.
Я дитя назвала, и оно родилось
И останется жить после нас.

Я еще назову кое-что из того,
Что пока безымянно, темно.
Проще пареной репы мое волшебство,
Но останется тайной оно.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ


Месяц в облаке зевнул,
К небесам щекой прильнул,
Весь калачиком свернулся,
Улыбнулся и уснул.

Я прильну к тебе щекой,
Серебристою рекой,
Абрикосовою веткой...
Помни! Я была такой.

Сердцем к сердцу прислоню,
К ненасытному огню.
И себя люблю, и многих...
А тебе не изменю.

На челе твоем крутом
Будет тайный знак о том,
Что меня любил всех раньше,
А других - уже потом.

Будет тайный знак о том,
Что расцвете золотом
Я сперва тебя кормила,
А земля - уже потом.

Спи, дитя мое, усни.
Добрым именем блесни.
И себя люби, и многих...
Только мне не измени.

А изменишь - улыбнусь
И прощу... Но я клянусь,
Что для следующей жизни
Я с тобою не вернусь,

Не вернусь тебя рожать,
За тебя всю жизнь дрожать.
Лучше камнем под ногами
В синей Индии лежать.

Спи, дитя мое, усни.
Добрым именем блесни.
И себя люби, и многих...
Только мне не измени.

НА СТОЯНКЕ


Плыл кораблик вдоль канала,
Там на ужин били склянки, -
Тихо музыка играла
На Ордынке, на Полянке.

Так названивают льдинки
Возле елочного зала, -
На Полянке, на Ордынке
Тихо музыка играла.

Так бурликал на полянке
Тот ручей, где я играла, -
На Ордынке, на Полянке
Тихо музыка играла.

Я как раз посерединке
Жизни собственной стояла,
На Полянкеm на Ордынке
Тихо музыка играла.

Я снаружи и с изнанки
Ткань судьбы перебирала, -
На Ордынке, на Полянке
Тихо музыка играла.

Тихо музыка играла
На Полянке, на Ордынке.
Мама стекла вытирала,
Где в обнимку мы на снимке,

Бумазейкой вытирала,
Просветляла образ в рамке.
Тихо музыка играла
На Ордынке, на Полянке.

Это было на стоянке,
Душу ветром пробирало, -
На Ордынке, на Полянке
Тихо музыка играла.












Марафон. День седьмой. Николай Заболоцкий.

Николай Заболоцкий (1903 - 1958)
ГОРОДОК



Целый день стирает прачка,
Муж пошел за водкой.
На крыльце сидит собачка
С маленькой бородкой.

Целый день она таращит
Умные глазенки,
Если дома кто заплачет -
Заскулит в сторонке.

А кому сегодня плакать
В городе Тарусе?
Есть кому в Тарусе плакать -
Девочке Марусе.

Опротивели Марусе
Петухи да гуси.
Сколько ходит их в Тарусе,
Господи Исусе!

"Вот бы мне такие перья
Да такие крылья!
Улетела б прямо в дверь я,
Бросилась в ковыль я!

Чтоб глаза мои на свете
Больше не глядели,
Петухи да гуси эти
Больше не галдели!"

Ой, как худо жить Марусе
В городе Тарусе!
Петухи одни да гуси,
Господи Исусе!



четверг, 16 августа 2012 г.

Марафон. День шестой Юрий Владимиров

Юрий Владимиров (1909 - 1931)
Чудаки

Я послал на базар чудаков,
Дал чудакам пятаков.
Один пятак -
на кушак,
Другой пятак -
на колпак,
А третий пятак -
так.
По пути на базар чудаки
Перепутали все пятаки.
Который пятак
на кушак,
Который пятак
на колпак,
А который пятак -
так.
Только ночью пришли чудаки,
Принесли мне назад пятаки.
- Извините,
но с нами беда:
Мы забыли -
который куда:
Который пятак
на кушак,
Который пятак
на колпак,
А который пятак -
так.

Марафон. День пятый.

Николай Олейников (1898 - 1937)

Наташе

Если б не было Наташи -
Я домой бы убежал.
Если б не было Наташи -
Жизнь бы водкой прожигал.

День, когда тебя не вижу,
Для меня пропащий день.
Что тогда цветенье розы,
Что мне ландыш и сирень!

Но зато, когда с тобою
Я среди твоих цепей,
Я люблю и подорожник,
Мне приятен и репей.

(1929)

среда, 15 августа 2012 г.

Марафон. День четвертый.

Даниил Хармс (1905 - 1942)

Легкомысленные речи
за столом произносив,
я сидел, раскинув плечи,
неподвижен и красив.
1930 -1933?



На коня вскочил и в стремя
ногу твёрдую вонзил
Пётр Келлер. В это время
сверху дождик моросил.
С глазом шорою прикрытым
в нетерпенье конь плясал
и подкованным копытом
дом и площадь потрясал.
На крыльце Мария с внуком
тихо плакали в платок,
и сердца их громким стуком
отражались в потолок.
25 сентября 1933


Вечер тихий наступает.
Лампа круглая горит.
За стеной никто не лает
И никто не говорит.
Звонкий маятник, качаясь,
Делит время на куски,
И жена, во мне отчаясь,
Дремля штопает носки.
Я лежу, задравши ноги,
Ощущая в мыслях кол.
Помогите мне, о Боги!
Быстро встать и сесть за стол.
1936?

Неизвестной Наташе

Скрепив очки простой веревкой, седой старик читает книгу.
Горит свеча, и мглистый воздух в страницах ветром шелестит.
Старик, вздыхая, гладит волос и хлеба черствую ковригу,
Грызет зубов былых остатком и громко челюстью хрустит.

Уже заря снимает звезды и фонари на Невском тушит,
Уже кондукторша в трамвае бранится с пьяным в пятый раз,
Уже проснулся невский кашель и старика за горло душит,
А я стихи пишу Наташе и не смыкаю светлых глаз.
23 января 1935


По дороге я бегу
на ногах по сапогу
тут сапог и там сапог
Лучше выдумать не мог

Но однако же могу
на ногах по сапогу
не сапожки - чистый хром
Лучше выдумать не мом

Но однако же мому
на ногах по самому
как же сам то на ногах?
Лучше выдумать не мах!
<начало 1930>


Папа спит
и Лиза тоже
Иля дремлет во всю мочь
Я в окно взглянул. О Боже!
Там уж утро, а не ночь.

мне осталось только плюнуть
и раздеться и в кровать
спать и спать и спать и думать
только б десять не проспать

Кто ж энергией томимый
встанет раньше. Помоги
чтобы в десять с половиной
мне обуться в сапоги.

и заботами снедаем
вспомни будучи в штанах
сам быть может за трамваем
будешь гнаться впопыхах

А быть может не догнав
перепрыгнув сто канав
за другим каким трамваем
ты помчишься впопыхах.
<1930>


Дорогой начальник денег
Надо в баню мне сходить.
Но, без денег, даже веник
Не могу себе купить.
<Середина 1930-х>


Я сегодня лягу раньше,
Раньше лампу погашу,
Но зато тебя пораньше
Разбудить меня прошу.

Это просто удивленье
Как легко меня будить!
Ты поставь на стол варенье, -
Я проснусь в одно мгновенье.
Я проснусь в одно мгновенье,
Чтобы чай с вареньем пить.
2 ноября 1937

Есть еще детские стихи, горячо любимые...

вторник, 14 августа 2012 г.

Марафон. День третий.

Вильгельм Зоргенфрей (1882-1938)
Над Невой


Поздней ночью над Невой
В полосе сторожевой
Взвыла злобная сирена,
Вспыхнул сноп ацетилена.

Снова тишь и снова мгла.
Вьюга площадь замела.

Крест вздымая над колонной,
Смотрит ангел окрыленный
На забытые дворцы,
На разбитые торцы.

Стужа крепнет. Ветер злится.
Подо льдом вода струится.

Надо льдом костры горят,
Караул идет в наряд.
Провода вверху гудят:
Славен город Петроград!

В нише темного дворца
Вырос призрак мертвеца,
И погибшая столица
В очи призраку глядится.

А над камнем, у костра,
Тень последнего Петра —
Взоры прячет, содрогаясь,
Горько плачет, отрекаясь.

Ноют жалобно гудки.
Ветер свищет вдоль реки.
Сумрак тает. Рассветает.
Пар встает от желтых льдин,
Желтый свет в окне мелькает.
Гражданина окликает

Гражданин:

— Что сегодня, гражданин,
            На обед?
Прикреплялись, гражданин,
            Или нет?
— Я сегодня, гражданин,
           Плохо спал!
Душу я на керосин
           Обменял.
От залива налетает резвый шквал,
Торопливо наметает снежный вал
Чтобы глуше еще было и темней,
Чтобы души не щемило у теней.
1920

понедельник, 13 августа 2012 г.

Марафон. День второй.

Иосиф Уткин (1903 - 1944)
ФИЛОСОФСКОЕ


Мы с тобою станем старше.
Загрустим. Начнем седеть.
На прудах на Патриарших
Не придется нам сидеть.

Потолчем водицу в ступе,
Надоест, глядишь, толочь —
Потеснимся и уступим
Молодым скамью и ночь.

И усядется другая
На скамью твою, глядишь..
Но пока что, дорогая,
Ты, по-моему, сидишь?

И, насколько мне известно,
Я! — не кто-нибудь другой —
Занимаю рядом место
С этой самой дорогой.

Так пока блестит водица
И не занята скамья,
Помоги мне убедиться
В том, что эта ночь — моя!
 (1935)

пятница, 10 августа 2012 г.

Марафон. День первый.

      Я как-то уже рассказывала о Софье Сергеевне Потресовой. Однажды она посчитала, сколько поэтов она знает. Знает - это когда хотя бы одно стихотворение наизусть. Получилось что-то около 160-170. Не считая, например, Жуковского, его баллады она помнила почти совсем наизусть. Недавно мы достали старые магнитофонные пленки с записями Софьи Сергеевны. И магнитофон надо чинить, и пленки неизвестно в каком состоянии, но в планах потихоньку отцифровать записи.
      Так вот, сегодня я попробую начать свой стихотворный марафон. Каждый день по одному стихотворению, так чтобы авторы не повторялись. Наизусть выучить столько у меня не получится, конечно...
      Итак, начнем, пожалуй.

Николай Рубцов (1936 - 1971)
Зимним вечерком.

Ветер не ветер -
Иду из дома!
В хлеву знакомо
Хрустит солома,
И огонек светит...

А больше -
ни звука!
Ни огонечка!
Во мраке вьюга
Летит по кочкам...

Эх, Русь, Россия!
Что звону мало?
Что загрустила?
Что задремала?

Давай пожелаем
Всем доброй ночи!
Давай погуляем!
Давай похохочем!

И праздник устроим,
И карты раскроем...
Эх! Козыри свежи.
А дураки те же.

<1970>

четверг, 2 августа 2012 г.

Маленький юбилей

Дорогой мой блог! Поздравляю тебя с маленьким юбилеем, с сообщением номер 250. Желаю тебе жить долго и счастливо, быть интересным и познавательным, веселым и гостеприимным. А в подарок прими вот эти розы, я их как раз сегодня утром сфотографировала. Белую зовут Анастасия. Фиолетовую Майнцер Фастнахт, розовую Сабине, кремовую то ли Джон Кеннеди, то ли Дольче вита, алую может быть Черри Бренди.


С уважением и любовью
твоя Teo-rema.