пятница, 15 марта 2013 г.

День семнадцатый. Владимир Маяковский.

Владимир Маяковский (1893 - 1930)

Вот так я сделался собакой.

Ну, это совершенно невыносимо!
Весь как есть искусан злобой.
Злюсь не так, как могли бы вы:
как собака лицо луны гололобой —
взял бы
и все обвыл.

Нервы, должно быть...
Выйду,
погуляю.
И на улице не успокоился ни на ком я.
Какая-то прокричала про добрый вечер.
Надо ответить:
она — знакомая.
Хочу.
Чувствую —
не могу по-человечьи.

Что это за безобразие!
Сплю я, что ли?
Ощупал себя:
такой же, как был,
лицо такое же, к какому привык.
Тронул губу,
а у меня из-под губы —
клык.

Скорее закрыл лицо, как будто сморкаюсь.
Бросился к дому, шаги удвоив.
Бережно огибаю полицейский пост,
вдруг оглушительное:
«Городовой!
Хвост!»

Провел рукой и — остолбенел!
Этого-то,
всяких клыков почище,
я и не заметил в бешеном скаче:
у меня из-под пиджака
развеерился хвостище
и вьется сзади,
большой, собачий.

Что теперь?
Один заорал, толпу растя.
Второму прибавился третий, четвертый.
Смяли старушонку.
Она, крестясь, что-то кричала про черта.

И когда, ощетинив в лицо усища-веники,
толпа навалилась,
огромная,
злая,
я, стал на четвереньки
и залаял:
Гав! гав! гав!

1915

четверг, 7 марта 2013 г.

День шестнадцатый. Олег Тарутин

Олег Тарутин (1935-2000)
За окном


Дождь,
         еще позавчерашний,
ковыляет по двору.
Пес — промокшее бесстрашье —
мрачно лезет в конуру.
Голубь горбится, взъерошен...
Что ж ты мокнешь, голубь мой?
Чем ты, голубь, огорошен,
не летишь к себе домой?
Мокнет ель зеленой массой,
замерев, оцепенев.
Мокнут голые каркасы
неизвестных мне дерев.
Кто тут клен, а кто тут ясень —
для меня вопрос не ясен,
потому что — ни листа
на деревьях не оста...
Лось, наверно, мокнет тоже,
мелко вздрагивая вдруг.
И осинник синекожий
горько ежится вокруг.
В мокрой чаще мокнет леший
под кургузым пиджачком,
воротник подняв до плеши,
примостясь к стволу бочком.
С мокрым утром,
                мать-природа!
Хорошо уже одно,
что кино с такой погодой
я смотрю через окно.
Что не конный я,
                  не пеший,
что не лось, не пес, не леший,
что в дому я
                        и пока
мне не каплет с потолка.